Прошла пресс-конференция Губернатора области, посвященная итогам 2016 года

Е.С. Савченко: Всех приветствую. Поздравляю с праздником. Все знают, какой сегодня праздник? Правильно, День российской науки, очень важный для нас праздник. И в личном плане он тоже важен, мне кажется. С чего начнем? Давайте мы начнем с главного вопроса, который витает, я чувствую, в этой аудитории. Этот год выборный, срок моих полномочий истекает в октябре 2017 года. Выборы Губернатора состоятся в сентябре 2017 года. В соответствии с действующим законодательством мне ничего не мешает баллотироваться на очередной срок. В соответствии с действующим законодательством я имею право. Я хочу сообщить, что планирую воспользоваться этим правом. Если еще какие-то вопросы в этой связи будут возникать, я готов на них с удовольствием ответить.

Елена Рузанова, "ТАСС": Слухи о том, что вы собрались в отставку, – это неверная информация?

Е.С. Савченко: Ну а есть такие слухи?

Елена Рузанова, "ТАСС: Да, агентства, в том числе российские крупные агентства сообщили о том, что этот вариант рассматривается, в том числе и Вами.

Е.С. Савченко: Мной такой вариант никогда не рассматривался. И слухи эти абсолютно считаю ничем необоснованными, они не основаны на каких-то реальных фактах. Наверное, скорее всего, это домыслы чьи-то. Поэтому я сказал то, что сказал по этому поводу. Я думаю, что остальной разговор у нас уже должен пройти в более конструктивном русле, в менее напряженной и более созидательной обстановке.

Поскольку у нас встреча традиционная в начале года, она, естественно, посвящена итогам года ушедшего. Прежде чем вы начнете задавать многочисленные вопросы, которые вас интересуют о ситуации по итогам года, по текущей ситуации, я бы хотел несколько слов сказать о том, каким год 2016 был для нашей области. В целом он был очень хорошим и очень успешным по многим показателям. Если говорить об экономике, то наша область не чувствовала никакого кризиса. Экономика в области на протяжении нескольких десятилетий развивается стабильно, поступательно, и 2016 год не был никаким исключением. Индекс промышленного производства за прошлый год составил 4,7%. Для сравнения: Россия, чему мы очень рады, тоже положительный имеет индекс промышленного роста, он равен 1,1 процента. Сельское хозяйство – у нас рост 6 с половиной процентов. По стране, по предварительным данным, 4,8 процента. Получен рекордный урожай – 4 млн тонн, о котором мы мечтали, мечты в прошлом году сбылись. Славно очень поработали наши труженики сельского хозяйства, и фактически мы получили урожай тот, который нам нужен для собственного потребления. Хотя нельзя сказать, что мы что произвели, то и употребляем. Конечно, нет, многие вывозят свой урожай за пределы области, многие закупают и за пределами области, это, конечно, вполне естественно. Урожайность получена тоже рекордная. По предварительным данным, она составляет выше 51 центнера с гектара. По-моему, это второй, может быть, третий результат среди регионов Российской Федерации. Впереди нас, так и должно быть, Кубань, там намного более благоприятные условия.

По инвестициям. Нам удалось сохранить объем инвестиций. Мы не упали по сравнению с предыдущими годами: 100,2%, или 0,2% рост к предыдущему году. Ну по России небольшое снижение в целом. Очень интересные показатели, которые являются неким экономическим барометром, – это сколько товаров люди покупают и какова динамика товарооборота. Я хочу сказать, что за прошлый год у нас оборот розничной торговли в сопоставимых ценах, то есть в товарной массе, увеличился на 1,7 процентов. В то время как по Российской Федерации он составил менее 95% к уровню предыдущего года. Вот это, я считаю, очень такой важный показатель, который отражает реальное экономическое состояние населения, в данном случае Белгородской области. И еще один показатель в самой структуре торговли. О благополучии той или иной страны, региона судят по процентному соотношению, сколько люди покупают в общей товарной массе продовольственных товаров. В благополучных странах, к которым мы всегда относим западные страны, там этот показатель составляет 15-20% от общей товарной массы. У нас за прошлый год он составил где-то 39%, по стране он приблизительно 50% и даже чуть более. Что характерно, этот процент у нас уже на протяжении длительного времени не повышается, то есть люди, наряду с приобретением продовольственных товаров, имеют возможности приобретать и промышленные товары для собственных нужд, это очень важно. Это очень важный показатель.

Прибыль предприятий у нас возросла, и значительно, почти в два с половиной раза. Индекс потребительских цен, или инфляция (инфляция по стране 5,4 процента) у нас на 1% ниже. То есть это тоже в общем-то важный показатель, который отражает в том числе и возможности покупательной способности нашего населения.

Уровень зарегистрированной безработицы у нас достиг исторического минимума и составляет 0,69%, в то время как по стране он составляет 1,1%. Реальные денежные доходы за прошлый год у нас сохранились на прежнем уровне, ну небольшой рост – одна десятая процента. Реальная заработная плата – тоже небольшой рост 1,2 процента – это тоже очень позитивные показатели, которые отражают реальные денежные доходы населения, реальные, не номинальные. Номинальные, конечно, выше, они у нас составили в районе 6%, я имею в виду по заработной плате. Бюджеты исполнены по доходной части, по расходной части. Майские Указы Президента все тоже исполнены в полном объеме.

Реализованы крупные экономические проекты, такие, как, скажем, на Стойленском ГОКе. Это фабрика окатышей, уникальный проект, я бы сказал, национального масштаба: 6 млн тонн (производственная мощность), почти 40 миллиардов рублей капитальных вложений. И фактически завершён аналогичный проект на Лебединском ГОКе, но не аналогичный в технологическом плане, по объему, масштабу он вполне сопоставим с проектом, который реализовал Стойленский ГОК. Я имею в виду третью очередь фабрики железистых брикетов. Причём это третья очередь, она мощностью полтора миллиона тонн в год, а до этого две первые очереди они чуть-чуть более двух миллионов. Фактически удваивается объем производства, это дает возможность Лебединскому ГОКу вообще перейти на новый технологический уровень, инновационный уровень. Они выходят на международные рынки совершенно конкурентноспособными, с очень выгодным, прибыльным продуктом. Для нас это тоже выгодно, они будут больше иметь прибыли, значит, мы будем больше иметь налогов. Сформировался у нас в прошлом году новый экономический сектор – это биофармкластер, рост которого в общем-то, если в объемах производства, то почти в полтора раза. Это очень важный для нас тоже показатель.

Запущены и вступили в нормальную фазу такие проекты, как "Управление здоровьем", очень важный во всех отношениях проект. Я думаю, что у вас если вопросы возникнут, мы об этом проекте можем более подробно и детально поговорить. Решена проблема мест в детских садах для детей в возрасте от 3 до 7 лет, но тем не менее мы не сокращаем объемы строительства детских садов, теперь уже будем решать эту проблему для детей от полутора до трех лет. Для нас это важно.

Олимпиада прошла, наши участники выступили довольно успешно в Олимпийских играх, которые для нас прошли в очень напряженной обстановке, для всей российской команды. А то, что возглавлял нашу сборную наш земляк Сергей Тетюхин, – для нас это для всех большая честь, это просто историческое событие.

Область жила нормальной, спокойной, созидательной жизнью. И 2017 год, исторический год, такой брендовый, что ли, она тоже начинает спокойно. И с точки зрения прогноза нашего экономического развития, социального развития мы смотрим в наше ближайшее будущее с оптимизмом. Вот коротко, а теперь я готов ответить на любые ваши вопросы.

Елена Бондаренко, ТРК "Мир Белогорья": Евгений Степанович, если посмотреть на историю региона последние 20-25 лет, то в Белгородской области всегда были такие драйверы роста, какие-то отдельные сегменты экономики, направления, мероприятия, проекты, которые за счет концентрации ресурсов в этой точке выдавали большой прирост и локомотивом тащили за собой всё остальное. Вот такой была газификация регионов, безусловно, такой была программа развития животноводства, программа ИЖС такой была. Любопытно, что не всегда это были проекты в экономической сфере, и эффекты были не всегда экономические, но всегда были. И Вы как-то их умели чувствовать и находить. Сейчас какие Вы видите драйверы роста, куда пойдем?

Е.С. Савченко: Камо грядеши, да? Первое, что я хочу сказать. В области очень удачная структура экономики, она в достаточной степени диверсифицирована. У нас нет какого-то одного монопольного направления, связанного, скажем, с добычей полезных ископаемых, или только сельское хозяйство, или только машиностроение, или еще что-то. Я считаю, что вот эти направления будут и дальше являться драйверами нашего дальнейшего экономического роста. Почему? Да потому что предела совершенству любого экономического сектора нет, его просто не существует. Если мы хотим сказать, что мы чего-то там достигли в сельском хозяйстве, и все, остановились. Нет, конечно. Я не имею в виду только объемы. Я имею в виду и эффективность самого производства, модернизацию производства. Вот я назвал два проекта, которые реализованы у нас в горнодобывающем комплексе, Стойленский и Лебединский ГОКи. И они сейчас рассматривают уже новые проекты по модернизации собственного производства, которые увеличат объемы производства, денежную выручку, увеличат прибыль этих предприятий, количество рабочих мест, наверное, заработную плату, доходы. Разве это не драйвер? Драйвер. То же самое будет происходить и в сельском хозяйстве плюс новые сегменты, новые направления, скажем, такие, как теплицы, садоводство, грибоводство.

Далее. IT-кластер. Здесь все стремятся сегодня уже от четвертого экономического уклада перейти к пятому экономическому укладу. Но кое-кто уже замахнулся на шестой, а кое-кто, редко кто еще, уже думает о седьмом технологическом укладе А как можно шестой, седьмой, да и пятый технологические уклады осваивать без цифровых технологий, без IT-технологий? Вот недавно я вычитал, что Китай планирует к 2035 году создать 400 миллионов новых рабочих мест в цифровой экономике, представляете? 400 миллионов в цифровой экономике! А то же самое у нас будет происходить и уже происходит в цифровой, в IT-экономике. У нас будет модернизироваться весь экономический уклад. И агропромышленный комплекс, и малый бизнес будут подвергнуты такой цифровой трансформации. А это тоже будет драйвером экономики. Ну и конечно же, это развитие наших технопарков, индустриальных парков, которые очень, на мой взгляд, удачно о себе заявили в стране в целом, в нашей области. Я уже могу пример приводить по Северному технопарку, по другим индустриальным паркам. Сегодня у нас разработана программа такой индустриализации, если хотите, нашей области. Она предусматривает создание десятков индустриальных парков на территории Белгородской области, в Белгородской агломерации, Старооскольской, в каждом районе. Сегодня идет эта работа, поиск инвесторов или, как сейчас принято говорить, резидентов в эти промышленные парки. Это небольшие площади, может быть, несколько, один, два, может быть, пять, десять гектаров, обеспеченные соответствующей инженерной инфраструктурой, где бросают якорь те люди, которые хотят заниматься каким-то производством, современным высокоэффективным производством, это у нас уже развивается очень успешно. Я думаю, что это тоже наша ближайшая перспектива вообще в экономическом развитии нашей области. Так что стоять на месте не будем никогда. Остановимся, значит, нас ждут большие проблемы.

А по объему, я не сказал такой показатель, он очень важный, по объему валового внутреннего продукта наша область сейчас вышла в Центральном федеральном округе на третье место после Москвы и Московской области. И по выработке на одного жителя валового внутреннего продукта, по-моему, даже на втором месте после Москвы. Но окончательно мы эти цифры еще увидим. Но по моим ощущениям, мы на втором месте.

Олег Шевцов, Издательский Дом "Мир Белогорья": Евгений Степанович, в развернувшейся последние месяцы дискуссии в общественном пространстве о выборе стратегии развития российской экономики между сторонниками Алексея Кудрина и, скажем, участниками, членами Столыпинского клуба, Вы, судя по всему, на стороне последних, я имею в виду Столыпинского клуба. У меня в связи с этим два вопроса: из огромной, достаточно весомой программы этого клуба какие именно идеи Вы считаете наиболее значимыми и реалистичными и что из этой Стратегии в принципе можно реализовать в масштабах нашего региона в том случае, если не удастся запустить эту стратегию по всей стране? Спасибо.

Е.С. Савченко: Очень интересный вопрос. Конечно, мне более симпатичен тот вариант развития нашей экономики, который высказывают сторонники, а точнее, участники Столыпинского клуба. Не совсем я с ними согласен, но тем не менее в ментальном плане, в историческом плане, если хотите, этот вариант развития нашей экономики более предсказуем для нашей страны в целом. Хотя об этом говорят и те тренды, которые в целом происходят в последние годы. Экономика наша становится более управляемой. Государственное участие в ней и планируемость экономики становится более прогнозируемой. Особенно мы это увидели в последние годы, когда появились по отношению к нам экономические санкции. В ответ появились ответные меры. И в этом случае, конечно же, роль государства возрастает. А это главное отличие от идеологии экономического развития страны Столыпинского клуба от либеральных воззрений развития экономики. Что применимо? То, что клуб предлагает, это конечно, применимо только на макроэкономическом уровне. В масштабах страны. Нельзя взять эту модель и применить в каком-то регионе и обкатать её, потому что для этого нужно менять всё законодательство Российской Федерации. Это невозможно просто сделать, и в этом сложность применения и моделирования в отдельном регионе. Вот что мне нравится, что бы мы хотели применить? И что, на мой взгляд, возможно к реализации? Есть такой термин "докапитализация экономики". Вот о чём сегодня идёт речь? Сегодня у нас денежная масса в нашей экономике составляет, кто говорит 40%, кто говорит 50% ВВП (валового внутреннего продукта), то есть примерно 35-40 триллионов рублей денежная масса. А сторонники Столыпинского клуба говорят, что она должна быть примерно, как в западных странах, но не такой большой, как в Китае, где она в два с половиной раза превосходит объем валового внутреннего продукта. Она должна быть у нас где-то на 15-20 триллионов выше. Вот если мы докапитализируем экономику, вольем эти деньги в нашу экономику (при помощи Центрального банка, естественно), но не просто вольем и получим, может быть, даже всплески инфляции, а пропустим через инвестиционные проекты… Вот у нас сейчас, скажем, имеется несколько десятков инвестиционных проектов, только в программе импортозамещения, с объемом их затрат более 200 миллиардов рублей. Если бы мы сейчас их направили вот на эти проекты, ещё с какой-то минимальной процентной ставкой, там, один-два процента, то мы бы получили экономический всплеск сразу же. Потому что экономика заработала бы, и новые проекты были бы реализованы. И на выходе мы бы получили докапитализацию, то есть увеличение денежной массы. Это очень хороший такой способ, метод. Он апробировался во многих странах, во многих экономиках и давал всегда хорошие результаты. И одновременно здесь я также поддерживаю мнение столыпинцев о том, что нам нужно снижать ставку рефинансирования Центрального банка, доводить ее примерно до 2-3% с таким расчетом, чтобы доступность всех финансовых субъектов к кредитным ресурсам была обеспечена и они бы получали в районе 5-6% годовых. Но не так, как сегодня, 10-12, даже 15% и выше. Вот эти меры, которые наиболее мне симпатичны, и я бы хотел, чтобы эти меры были реализованы в масштабах страны.

Всеволод Инютин, газета "Коммерсант": Евгений Степанович, хотел бы вернуться в самое-самое начало нашего разговора, если можно. Мы же понимаем, что в сентябре выборы Вы, скорее всего, выиграете. Но Вы, наверное, не можете не думать на 5 лет дальше. Все-таки, может быть, у Вас все-таки созрел какой-то образ преемника? Может быть, есть какой-то человек конкретный, или кто это может быть? Бизнесмен, может быть? Может быть, это чиновник? Может быть, вообще университетский какой-то человек?

Е.С. Савченко: Вот, если я скажу, что Жданов. Сейчас назову фамилию, и все на Жданова набросятся. Или на кого-то другого. Или на какого-то главу. Или еще кого-то. Или назову вот Юрия Помельникова? И всё! Сейчас начнут их на куски рвать! Зачем? Поэтому я считаю, в моём понимании, не менее 10-15 человек сегодня есть людей, которые могут достойно исполнять обязанности высшего должностного лица нашей области. Подрастают, набираются опыта и всегда готовы. Время их придет, время покажет. Для этого давайте дождемся, может быть, сентября, и мы их увидим. Может быть, чуть раньше, может быть, чуть позже. Люди есть. Время покажет. Время сейчас быстро меняется. Очень быстро меняется!

Татьяна Черных, еженедельник "Аргументы и факты": Евгений Степанович, 2017 год объявлен Годом экологии. Я бы хотела узнать, какие, на Ваш взгляд, в области у нас экологические проблемы есть и каковы пути их решения?

Е.С. Савченко: Проблемы всегда есть, конечно же. Если как-то сегментировать широкое понятие экологии по каким-то направлениям… Скажем, экология воздуха. Воздух должен быть чистым. В этом плане у нас разрабатывается целый ряд проектов, они в стадии реализации. По каждому промышленному предприятию есть четкая программа снижения вредных выбросов. Запускается такой проект (вот недавно мы его обсудили с высшим руководством "Газпрома"), как газовые заправки: массовый переход автомобилей и частного, и коммерческого сектора, и бюджетного сектора, на газовое топливо, на метан. Особенно для городов это очень злободневная тема. И сейчас мы будем реализовывать этот проект.

Защита почв, оздоровление почвы. У нас программа биологизации, она работает очень хорошо, и я готов о ней рассказывать более подробно. Здоровая почва – это здоровые продукты. Программа замещения, скажем, антибиотиков на пробиотики, особенно в животноводстве. Программа замещения: это антибиотики (продукты химического синтеза), которые мы меняем на продукты органического синтеза. Вот такие защитные меры. Это программа, сейчас мы ее разворачиваем и начинаем работать на повышение качества производимой нами продукции.

Вода, чистая вода. Мы с вами находимся на такой возвышенности, откуда берут начало великие реки, такие, как Северский Донец, который питает и Луганскую, и Донецкую области, и Харьковскую область. Ворскла, Псел, Сейм… Мы должны обеспечить их чистоту, с тем, чтобы они за пределы нашей области выходили (да, и еще река Оскол) с очень хорошим качеством воды. Это важно и для наших жителей прежде всего.

В этом году мы запускаем такой проект, как малые очистные сооружения. С большими мы более-менее разобрались. Здесь тоже предстоит очень большой объем работы, но там всё понятно: что делать сегодня, что делать завтра. А вот малые очистные сооружения… У нас очень много еще жилых домов, особенно в сельской местности, многоэтажных, где, извините, такие бывают примитивные выгребные ямы, что всё иногда течет на рельеф. В текущем году мы выделяем почти 300 миллионов рублей, заказчиком у нас является ипотечная корпорация, которая освоила производство вот таких малых очистных сооружений, и уже реализовала с десяток таких проектов. Мы такую программу запускаем. Наша задача, чтобы все многоэтажные дома, все бюджетные здания и учреждения были обеспечены локальными очистными сооружениями. Вот это прекрасная программа, которая будет у нас реализована в Год экологии.

Животный мир, зеленый мир. Здесь у нас программа "Зеленая столица" действует. Она прирастает новыми приложениями, или, как сейчас модно говорить, опциями. И этот текущий год не исключение. Животный мир, здесь тоже мы намечаем целый ряд проектов, которые сделают его приятным и для охотников, и для жителей. Будут появляться новые рекреационные зоны, новые пикник-парки и так далее.

И, конечно же, одновременно это порядок утилизации твердых бытовых отходов. Здесь, как вы знаете, наконец-то, принято очень хорошее, я считаю, федеральное законодательство, в соответствии с которым готовится план утилизации бытовых отходов. Мы этот план уже защитили. Назначаются региональные операторы, они нам тоже уже известны. Но это отложено немного. Еще, по-моему, на один год, действие этого закона, ввод его в действие…  Но с будущего года мы готовы. Я считаю, что в ближайшее время (но не в этом году) у нас появятся современные, как минимум два мусороперерабатывающих комплекса, которые будут перерабатывать и повторно утилизировать не менее 65-70 % всех твердых бытовых отходов. Вот у нас такая задача стоит. И мы над этими вопросами работаем, они очень все значимые и интересные. Многие из них уже реализуются в формате проектной деятельности, что характерно для нашей области. А по многим наши проекты еще только разрабатываются.

Елена Трищенко, "Белгород-медиа": Евгений Степанович, возвращаясь к итогам года. Вы сказали о том, чего нам удалось добиться, что область развивается. А если говорить о разочаровании года, было ли такое? И, если позволите, сразу второй вопрос: в стране существуют многочисленные рейтинги, оценки уровня развития регионов и эффективности органов власти, губернаторов, следите ли Вы за их результатами, и на какие критерии оценки лично Вы обращаете внимание? Но сначала о разочаровании.

Е.С. Савченко: Разочарование? Всегда, когда я с вами встречаюсь, я ловлю себя на мысли о том, что очень редко я с вами встречаюсь. Поэтому пусть это будет самым главным нашим разочарованием. Давайте чаще встречаться! Что касается рейтингов. Вы знаете, у меня двойственное отношение к рейтингам. В рейтингах всегда есть кто-то последний или предпоследний. И это всегда не по вине, так скажем, руководителей регионов. Есть просто объективные обстоятельства, которые так складываются. И когда люди, живущие в этих регионах, видят, что они на каких-то последних местах, я думаю, что это вносит какой-то определенный, в том числе психологический дискомфорт. Это с одной точки зрения. А с другой точки зрения, конечно же, рейтинги нужны. Они полезны. И вот если брать какой-то главный критерий, по которому рейтинги должны выстраиваться, то я думаю, что главным здесь должен быть опрос общественного мнения, отношение к качеству жизни, отношение к органам власти. Они должны быть главными в определении рейтингов, в данном случае, конечно же, регионов Российской Федерации.

Я чувствовал, что такой вопрос вы обязательно зададите, и я попросил выбрать все рейтинги, которые проводят различные общественные организации и различные фонды общественного мнения. Некоторые из них я назову.

Итак, о наших рейтингах, которые мы занимаем, наша область в частности. Есть рейтинг исполнения программ по капитальному ремонту. Это замечательная программа, которая инициирована 2-3 года назад, капитальный ремонт. Вот мы занимаем здесь второе место, после Татарстана – на первом месте. Рейтинг инвестиционной привлекательности регионов Российской Федерации: мы здесь на третьем месте, я имею в виду нашу область. Это проводило национальное рейтинговое агентство и журнал "Эксперт". Первое место - Москва и Санкт-Петербург, неудобно их опережать как-то… Экологический рейтинг субъектов Российской Федерации: мы на пятом месте здесь. Рейтинг политической устойчивости регионов. Проводит фонд "Петербургская политика". Мы здесь на пятом месте, впереди нас Татарстан, Калужская область, Чукотский автономный округ, Пензенская область. Рейтинг регионов по качеству жизни. Здесь мы на шестом месте. Рейтинг эффективности губернаторов, здесь мы на седьмом месте. Рейтинг по борьбе с коррупцией, ну это не рейтинг, а это был опрос Федеральной службы безопасности. Они проводили опрос общественного мнения, отношения людей к тому, как обстоит борьба с коррупцией в том или ином регионе. Вот их точка зрения. Мы здесь на втором месте, а первое место это Чеченская республика. Поэтому, я считаю, что это хорошее место. И вот еще есть какой рейтинг - рейтинг трезвости регионов. Как вы думаете, на каком мы месте? Нет, мы не на первом. На восьмом месте. И я считаю, что это тоже очень хороший показатель из 82-х. Это тоже интересный рейтинг, и о нем должны знать жители Белгородской области и, естественно, все журналисты. Будем стараться использовать еще возможности для занятия более достойного места.

Елена Бондаренко, ТРК "Мир Белогорья": Евгений Степанович, проект управление здоровьем широко анонсирован и запущен. Проект, в котором меняется сама парадигма подхода к здравоохранению. Вместо процессов мы видим критерий результативности индекса здоровья. Что главное изменится для людей, для конечного потребителя в ходе реализации проекта? И попутно сразу второй вопрос.  В этом проекте "Управление здоровьем" еще один новый, принципиально новый подход, согласно которому твое личное здоровье - это личностный и государственный ресурс, а правильному отношению к этому ресурсу можно научить только личным примером. Каким видом спорта Вы занимаетесь? Что посоветуете?

Е.С. Савченко: Первое. На какой результат мы рассчитываем в итоге реализации этого проекта? Мы рассчитываем на то, чтобы в целом здоровье населения Белгородской области было значительно лучше, чем оно сейчас. Сегодня состояние здоровья как оценивается? По трем группам здоровья: если люди здоровые, есть люди, которые находятся в зоне риска, то есть уже предрасположенные к кому-то хроническому заболеванию. Есть люди, которые уже больны тем или иным хроническим заболеванием. И вот сегодня структура какая? Абсолютно здоровых людей у нас примерно 25%, четверть. Почти половина находится в зоне риска, около 50%, то есть они уже близки к тому, чтобы заболеть, или уже на начальной стадии заболевания. И где-то около 30% оставшихся - это люди, хронически больные. Мы хотим, чтобы здоровых людей у нас на территории Белгородской области было больше половины - не сегодняшняя четверть, а хотя бы процентов 60-70. Вот на это направлен проект "Управление здоровьем", других целей он не предусматривает.

Для того, чтобы добиться этого результата, нам нужно усилить внимание первичному звену здравоохранения, профилактическому звену – тем, кто стоят на страже здоровья, тем, кто должны людей учить как быть здоровыми. Какой режим дня у тебя должен быть, как ты должен двигаться, как ты должен пищу употреблять? Какой у тебя вес должен быть, какой у тебя пульс должен быть, какое давление должно быть? Что ты должен делать, чтобы у тебя были в норме сахар, холестерин и так далее и тому подобное. Проводиться должна диспансеризация практически ежегодно. И, конечно же, кто попал уже в зону риска, быстро принять все меры к оздоровлению этого человека. Вот это направление усиливаем.

Сегодня я не буду рассказывать, вы все прекрасно знаете, что в области в этой части делается. Вот мы недавно подвели итоги этого проекта и довольны первыми результатами. В первый год его реализации мы отремонтировали практически все сельские фельдшерско-акушерские пункты или большинство из них, началась подготовка врачей - семейных врачей, или врачей общей практики, как их называют или называли. Мы начали укомплектовывать первичное звено необходимым медицинским оборудованием, диагностическим оборудованием в первую очередь, и на это затратили только в прошлом году более 200 миллионов рублей. В этом году планируем полностью сельскую территорию закрыть, чтобы проект этот в селах нашей области заработал уже в полном режиме.

Особое внимание уделяем детям, естественно, школьникам, и вы видите, какая у нас сегодня массовая работа проводится по физическому их воспитанию, по здоровому образу жизни. Конечно же, здесь не обходится без личных примеров. Личный пример - это недостаточно, нужны какие-то и меры принуждения, такого доброго, ласкового, очень щадящего принуждения к здоровью, - вот над этим мы тоже сейчас работаем. Для нас очень важно здесь общественное мнение, общественное резонанс. И мы видим, как сегодня люди потянулись к здоровью. Мы видим сейчас, как заполнены и переполнены все наши стационарные спортивные площадки, ФОКи, ледовые дворцы до 12 ночи заняты постоянно, одни сменяют других. И несмотря на то, что очень много сделали в этом плане - десятки новых объектов фактически каждый год, добавляются малые спортивные сооружения, которые мы реализуем с помощью в том числе замечательной программы "Газпром – детям!". В прошлом году почти два десятка сделали, и они сегодня все заполнены, и нас это радует. Мы видим, что этим проектом прямо попали в общее настроение людей, которые хотят быть здоровыми, потому что болеть - это крайне невыгодно, экономически прежде всего невыгодно.

Ну, а то что личный пример… Я считаю, что все, кто работает в органах власти, стараются подавать личный пример. Я вижу, что у нас уже нет толстых чиновников с избыточным весом, все стараются быть стройными и подтянутыми - это тоже очень правильно. Я вижу, как у нас становятся стройными все работники системы здравоохранения, - они тоже подают тем самым личный пример. Резко бросают все курить, и фактически сегодня в администрации области никто не курит, не потому что запрещают, а просто бросили все,  и всем это нравится.

Лично я тоже стараюсь соответствовать в какой-то степени, держать себя в хорошей физической форме, я не хочу сказать в спортивной форме, - вес не более 75-76 кг, чтобы было и давление в норме, и со здоровьем нормально - это тоже очень важно для работоспособности. Как я это делаю? Ну конечно же, физические нагрузки – это прежде всего ходьба, иногда плавание, иногда игра в волейбол, надо следить за тем, что ты кушаешь, сколько кушаешь, как говорил Митрофан Воронежский: "Воздержанно пей и мало ешь - здоров будешь". Вот этому правилу и надо соответствовать.

Юрий Помельников, ГТРК "Белгород": Евгений Степанович, в парке Ленина сделал две лыжни: 400 метров возле Динамо и 800 возле Спартака, всех приглашаю каждый день. Можно легко за зиму находить 450-500 километров.

Е.С. Савченко: Я за прошлый год посчитал, у меня шагомер есть, сколько я прошел: я прошёл более 2000 километров, где-то до Костромы и обратно.

Юрий Помельников: Замечательно. Ну тогда я отстал. Евгений Степанович, вчера Надежда Дворецкая получила звание Заслуженного работника культуры в Кремле. Это же всё-таки наша Белгородская область, поздравляем и радуемся успехам.

Сегодня мы завершили монтаж оборудования на 200 миллионов рублей по федеральной программе, так что как мы с Вами раньше договаривались. Вы зря не пришли, когда всё затевали, когда всё разбили, но теперь посмотрите, как есть. И вопрос, Евгений Степанович. У нас 1% годовых по малоэтажному строительству - он всё-таки будет реанимирован? Потому что 1% бюджетники получали и построились все. Говорят, что эта программа сейчас из-за кризиса немножко затухла.

Е.С. Савченко: 1% годовых - это что?

Юрий Помельников: 1% годовых – кредит, губернаторские так называемые.

Е.С. Савченко: Он сегодня существует. Если кто-то из вас пожелает построиться в наших малонаселенных пунктах, где это правило действует, пожалуйста. Они есть и в Белгородском районе, они в каждом районе - малые населённые пункты, хутора. Мы такую программу там принимаем, даем кредиты на 15 лет, правда, под 3% годовых на 15 лет до двух миллионов рублей, даже до трех миллионов рублей. Такая программа есть, и многие пользуются. Пожалуйста, пользуйтесь.

В этом году мы запускаем замечательный проект, он называется "Новая жизнь", - видите, какое хорошее название. Он вообще-то по идее как бы беспроцентный и рассчитан на абсолютно молодой пласт нашего населения. Мы его запускаем сначала в Белгороде, но я уверен, что будет распространен по всем районам Белгородской области. Заключается он в следующем: строится малогабаритное, но комфортное жилье площадью где-то 30-35 квадратных метров - это для молодой семьи рассчитано, чтобы они там проживали где-то с 25-ти до 30-35 лет, так вот примерно рассчитано. Вступительный взнос – 400 тысяч рублей, причём они могут сделать это как сами, или мы хотим, чтобы за них это сделали работодатели, где они работают, и там находим поддержку у них. Затем в течение 5 лет примерно по 14000 рублей в месяц, то есть вообще никакой ипотеки, никаких процентов, но мы нашли способы, как обеспечивать необходимую поддержку. То есть всего эта квартира обойдется где-то в 1-1,2 млн рублей - это примерно на 30% дешевле, чем сегодня покупать в лобовую, но здесь просто ещё и растяжка в течение 5 лет, это рассчитано на эту категорию людей. По истечении 5 лет она переходит в собственность, и мы рассчитываем на то, чтобы потом собственник этой квартиры, молодая семья, в которой уже и дети появились школьного возраста, возможно, она, заложив в банке эту квартиру или продав её, получила деньги и начала строить собственный дом, чтобы уже к 40-летнему возрасту семья могла бы уже иметь собственные 150-200 метров квадратных жилого дома. Это, может быть, если кто-нибудь не пожелает продавать или закладывать, передаст следующему поколению. Эта программа запускается в текущем году. А индивидуальное строительство - это наш приоритет, мы ни в коем случае не хотим ни убавлять, ни сокращать, фактически уже две трети белгородцев уже живут в индивидуальных жилых домах.

Мария Литвинова, GO 31: Мой вопрос касается исторического и культурного наследия, к которому, я знаю, вы неравнодушны. Конкретно я веду речь о зданиях исторических. Вы разрабатывали различные программы, которые позволят их сохранить в будущем и сохраняют сейчас, но есть и проблемы в связи с этим. Белгород, Старый Оскол - это два города, единственные в Белгородской области, которые входят в мировой список исторических городов, и исторических зданий в них становится все меньше, к сожалению. Недавно суд оштрафовал Старооскольскую администрацию за снос столетнего дома дворянина Войейкова. Дом снесли скоропостижно в тот момент, когда велась экспертиза, заказанная местными жителями и активистами, чтобы признать этот дом исторической архитектурной частью города. Дом уникальный, очень красивый. Александр Гнедых, глава округа, тогда в комментарии телевидению сказал, немного процитирую: "Арка и арка, какая историческая ценность, да вообще никакой. Мы заведем сюда инвестора, который построит дом лучше".

Ну вряд ли лучше построят, но дело даже не в этом. Если не получается реставрировать дома, понятное дело, что это дорого, то лучше их все-таки законсервировать и оставить до лучших времен, чтобы они стояли. Потому что сносить исторический памятник, который формирует лицо города, только потому, что восстанавливать его очень дорого либо это будет материально невыгодно и нерентабельно - это все равно, что не лечить пожилых людей. Ведь они тоже болеют, они тоже не могут приносить такую же пользу обществу, как молодые люди, - давайте тогда прекратим и это делать. И мне хотелось бы попросить Вас или спросить, не могли бы Вы распорядиться дать какую-то рекомендацию, чтобы эти здания, если пока нет возможности их восстановить (инвесторов нет, у государства таких средств нет), то хотя бы законсервировать и не уничтожать, не сносить, а наоборот, выявлять и включать в реестр исторических памятников.

Е.С. Савченко: Здесь ничего не нужно просить и ничего не нужно предпринимать дополнительно, потому что всё законодательство уже сформировано, надзорные органы за этим следят. Сформировано законодательство по сохранению памятников местного значения, муниципального значения, регионального значения и федерального значения. Наша задача заключается в том, чтобы соблюдать все законодательство.

Я, честное слово, не совсем посвящен в эту проблему сноса, давайте мы еще дополнительно разберемся по Старому Осколу, но решение суда есть. Я не знаю, там должна и прокуратура куда-то смотреть, надзорные органы вмешаться, прежде чем принимаются такие решения, даже скоропостижные, как вы сказали, а их не должно быть.

Моя позиция заключается в том, чтобы всё, что создаёт дух, душу территории - а это прежде всего здания, старые здания, архитектура выразительная той эпохи, в которой они построены были, они все, безусловно, должны быть сохранены. Если сегодня денег нет, заморожены или они должны за 1 рубль продать (такое указание мною дано). Вот, скажем, по проспекту Славы одно здание есть, оно расселяется, где был психдиспансер, и мы готовы его за 1 рубль продать лишь для того, чтобы дом достался собственнику, который бы по нашим обязательствам его восстановил и привел в нормальное состояние, чтобы он радовал людей, как это здание делало на протяжении нескольких десятков лет, а может, даже столетий. Не так много в нашей области, к сожалению, этих заданий осталось, и мы стараемся сохранить каждую купеческую постройку, каждую помещичью постройку, которые были у нас.

Вот я был недавно в Чернянке, очень порадовался, что фактически музей создан в музее, само здание - это маленький архитектурный шедевр для Чернянки. Они его отреставрировали, привели в порядок, изразцы сохранили, камины сохранили, внутреннее убранство, розетки на потолке, те, которые исторически там ещё были. Получаешь колоссальное удовольствие не только от тех экспонатов, которые представлены в краеведческом музее, но от созерцания самого здания, которое дышит историей - это очень и очень важно. Войны и революции очень многое уничтожили, мы не будем превращаться в тех революционеров и в тех захватчиков, которые это делали. Мы всё будем сохранять, что создано до нас и представляет историческую ценность.  

Анна Скрипка, "Российская газета": Евгений Степанович, если можно, вернемся к теме "Новой жизни". Всех интересует, кто же будет главным исполнителем, застройщик кто? И если он ещё не определён, то как его выбрать и какая для него выгода участвовать в социальном проекте?

Е.С. Савченко: Застройщик? Сегодня идёт тендер, конкурс среди застройщиков, желающих очень много. Мы определили, вернее, не мы, а департамент строительства, Е.Глаголев, который является, по сути, автором этого проекта, он определил для них потолок стоимости, она составляет 38 тысяч рублей под ключ - это с инженерной инфраструктурой, с полной отделкой дома, всё туда входит, заходи и живи (кроме мебели, конечно). Вот 38 тысяч рублей, и поэтому все понимают, что сегодня можно это сделать и за 30-32 тысячи рублей и заработать определенную прибыль при реализации этого проекта. А вот сам заказчик будет, по сути дела, департамент строительства. Формально он определяет структуру, которая у нас имеется и которая будет работать абсолютно на бесприбыльной основе, то есть по смете затрат. Положено ему на администрирование, чтобы исполнять функции заказчика, условно говоря, 50 тысяч рублей в месяц, вот и будут выдаваться эти деньги, не более того.

Сергей Ерёмин, "Белгородская правда": Евгений Степанович, возвращаюсь к теме истории, культурного наследия. Вы упомянули, у нас наступил знаковый 17 год, для нас он действительно очень знаковый. В нынешнем году 24 июня "Белгородской правде" исполнится 100 лет. На страницах газеты - самая подробная летопись нашего края, самая подробная его энциклопедия, в том числе в плане информации о развитии всех отраслей и сфер, каждое десятилетие по-своему уникально, значимо. Скажите, а какой из прошедших периодов Вам наиболее близок и интересен и почему? Спасибо.

Е.С. Савченко: Видите, газете областной 100 лет, а области 63 года всего - немного несоответствие. Я рад, что газете нашей уважаемой, центральной 100 лет, и давайте мы этот юбилей достойно отметим. Надо подумать, как это сделать ярче, значимее для такой очень важной даты

Какой период? Меня всегда привлекали периоды созидания, периоды какого-то подъема, и не только экономического подъема, социального, подъема даже духа. Когда периоды такие были в нашей области, естественно, после 1954 года её создания? Мне очень интересны годы 60-е, 70-е, особенно первая половина семидесятых, когда очень бурно область развивалась, и строительство шло индивидуального жилья, и многоэтажек, тогда "хрущевки" появились, и "черёмушки". Многочисленные строились крупнейшие предприятия - цементный завод, особенно Старооскольский, создавалась железорудная база нашей области: это Лебединский ГОК, Стойленский ГОК, Оскольский металлургический комбинат. Десятки заводов построены у нас были в Белгороде, многие из них сейчас успешно работают. Огромное социальное строительство шло, скажем, театры, музеи, дворцы культуры многочисленные строились везде. В сельском хозяйстве в 60-е годы началась специализация - это колоссальный проект был реализован, потом в 70-е годы он был продолжен. Вот эти годы созидательные, духоподъёмные, они, на мой взгляд, заслуживают какой-то особой благодарности, оценки и, наверное, мы очень тщательно должны изучать этот опыт, который там был, чтобы распространить на наше время.

Анастасия Саенко, "Абирег": Вернуться хочу к истории прошлого года, когда ФАС проверяли внебюджетные фонды региона, всё-таки признали нарушением законодательства, как и ожидалось, но не выдали предписание об его устранении. Как быть в такой ситуации: вроде бы и есть нарушение, начали штрафовать компании, которые участвовали в этих фондах, деньги давали. Как вы планируете поступать? И вообще, какое значение для региона имеют внебюджетные фонды в целом?

Е.С. Савченко: Первое, что я хочу сказать, мы очень благодарны Федеральной антимонопольной службе за такое внимание, которое было оказано нашему региону, я без всякой иронии говорю, потому что мы являемся областью, где все экономические субъекты должны себя чувствовать под прикрытием общенационального законодательства. Любая местечковость, любой протекционизм местный он всегда ведет, в том числе и к злоупотреблениям тех или иных компаний, которые пользуются вот этим протекционизмом, - это первое, что хотел сказать. Соответственно, мы предписание получили и мы его всё исполняем. Ну а тот, кто наказан, некоторые компании, ну что же, пусть доказывают, что они правы, для этого есть судебное решение, это их право. Докажут – пожалуйста. Ну а те предписания, которые даны в адрес Правительства Белгородской области,  мы с ним совсем согласны и мы его исполняем. Вот такова наша оценка той проверки, которая проводилась Федеральной антимонопольной службой.

Анастасия Саенко: Роль внебюджетных фондов.

Е.С. Савченко: Что касается роли внебюджетных фондов для региона. Фонд капитального ремонта - это внебюджетный фонд, да, очень  важный, полтора миллиарда рублей там собирается. Если кто-то создает эти фонды - фонд продвижения классической музыки у нас есть, собрались люди и собрали 10- 20 миллионов рублей и сказали:  "Мы поддерживаем классическую музыку в нашем регионе". Мы что, должны этому препятствовать? Нет, конечно.

Есть фонд социальной защиты,  туда  люди добровольно перечисляют какие-то деньги на какие-то проекты, разве  мы должны запрещать это?  Нет, конечно. Другое дело, что они должны быть абсолютно прозрачными: кто туда перечислил, на какое мероприятие направлено. Это, я считаю, правило, которое мы должны свято соблюдать.  

Все наши торговые предприятия, которые производят водку, спиртные напитки, занимаются их дистрибуцией и торговлей.  Вот они все собрались и сказали: "Слушайте, давайте как-то от фальсификата избавляться, мы не должны травить наших людей, граждан Белгородской области. Давайте создадим систему, которая этого не допускает, превращает,  предупреждает". И они создали такую ассоциацию "Качество жизни", и вот все являются участниками этой ассоциации, где четко распределили правила. И даже ввели свою акцизную марку, она не областная, она их акцизная марка. Участие там добровольное, там не все приняли участие. Но те, кто принял, они  понимают, что они реализуют только доброкачественную продукцию, независимо, произведена ли она нашими заводами или иными заводами иногородними: завезли сюда, проверили качество, повесили акцизную марочку, которая является гарантией качества. И уже видите, на протяжении многих лет в Белгородской области нет такого, как "Боярышник», или там ещё что-то, не стало случайного отравления алкоголем. Мы сохранили таким образом сотни, если не тысячи, жизней. И что здесь плохого, что  мы должны запрещать? Нет, это их дело добровольное. Это не мы их там заставили или принудили. Это они сами на это пошли, это как элемент гражданского общества, только в сфере экономики. И мы должны это только поощрять и радоваться, что такое самоорганизация есть.  Я буду очень рад, если такая самоорганизация появится в производстве и реализации молочных продуктов, где сегодня, к сожалению, много фальсификации мы находим, наши органы контролирующие. И не только молочной продукции. Общество становится здоровее от этого.

Оксана Бутенко, журнал "Бизнес-обозрение": Евгений Степанович, сейчас разрабатывается Белгородский знак качества.  Расскажите, пожалуйста, об идеологии этого проекта, и какие еще мероприятия запланированы на год для повышения конкурентоспособности наших предприятий?

Е.С. Савченко: Мы объявили не только Год экологии, но и Год качества на территории Белгородской области и хотим его наполнить таким реальным содержанием. На этот счет мы сейчас готовим заседание "большого" Правительства, которое должно  у нас в ближайшие 3 месяца пройти, где мы объявим о наших проектах.  Но предварительно что можем сказать?  Мы как-то заговорили о Годе качества и вдруг  видим, что на федеральном уровне это тоже появилось в повестке дня.  Появился знак качества, появилось агентство, которое продвигает этот знак качества, продвигает товары достойные. Я очень рад, что среди первых таких товаров в Российской Федерации белгородские уже появились. Это компания "ЭФКО", это компания "Славянка", на подходе проходят проверку наши сельхозпредприятия, которые производят мясную, молочную продукцию. Это очень важно, это тоже для потребителя прежде всего информация о том, что это качественный продукт,  он безопасен, полезен. То, что государство вернулось на этот рынок качества, - это очень хорошо. А мы ставим этот вопрос не только, чтобы товары у нас были качественные, но и чтобы у нас были качественные отношения друг с другом, отношения власти и населения. Что нужно еще сделать для того, чтобы улучшить качество этих отношений, качество предоставляемых услуг для населения?

Мы поставили задачу, чтобы как можно было больше сегодня в электронном виде услуг здравоохранения, услуг федеральных служб различных, муниципальных и региональных служб, никаких очередей чтобы не было. Отсутствие очередей - это качество жизни в широком смысле этого слова, а качество и ведет к солидаризации, к солидарности. И поэтому вот такое широкое понимание качества, мы считаем, что это тоже программа, которая заслуживает нашего внимания и по ней будут решения в ближайшее время приняты.

Ярослав Макаров, газета "Белгородские известия": Евгений Степанович, в любые  времена, непростые тем более, для региона очень важно состояние его бюджета. Как сегодня обстоит дело с наполняемостью региональной казны? Есть ли какие-то скрытые резервы, неиспользованные возможности в этой сфере и, самое главное, на чём будет и на чём не будет экономить область в 2017 году и в ближайшей перспективе вообще?

Е.С. Савченко: Я чувствую, что у вас подтексте вопрос звучит "А как у вас там с долгами в бюджете?". Многие считали нашу область чуть ли не банкротом в свое время, высказывались такие предположения. Ничего подобного. Да, мы взяли долг, долги мы брали последние лет пять особенно. И суммарная задолженность у нас достигла 42 миллиардов рублей. Треть примерно  этой задолженности приходится на такую мифическую задолженность -  это наши гарантии. Треть - это бюджетная задолженность,  которую нам предоставил федеральный бюджет под ставку 0,1% - замечательное решение. И еще третья часть - это коммерческие кредиты, займы наших ценных бумаг. Причина общеизвестна, но тем не менее я напомню, почему мы прибегли к заимствованиям.  Заимствования  по двум причинам. Первая - это был принят, к сожалению, не согласованный с регионами, в том числе и с Белгородской областью, закон о консолидированной группе налогоплательщиков, вследствие которого наша область потеряла не менее 15 миллиардов рублей, не менее.  Второе,  это резкое ухудшение конъюктуры наших предприятий горно-металлургического комплекса, и мы от них потеряли, не по их вине, естественно, а по вине  общемировой конъюктуры цен на железорудное сырье тоже порядка 35 - 40 миллиардов рублей за эти годы. Поэтому мы прибегли к заимствованиям. Жалеем мы об этом – нет, конечно, мы прекрасно управляем этими долгами. У нас сегодня задолженность эта стабилизировалось, долги сегодня будут уменьшаться, ну а что касается вообще-то гарантии, которые составляют треть от всей задолженности, я бы их вообще не относил к долгам. Гарантии - это участие наших бюджетных возможностей и вообще стимулирование экономики. Особенно для тех проектов, которые не имеют возможности себя обеспечивать какими-то гарантиями. И поэтому гарантии мы будем и дальше использовать. Это по долгам.

Второе, в целом бюджет мы исполнили за прошлый год, поступления в консолидированный бюджет области составили свыше 63 миллиардов.  Это даже чуть-чуть больше, чем мы планировали, рост фактически на уровне 105%. Все бюджетные обязательства мы исполнили и фактически мы начинаем текущий год с хорошей такой финансовой подушкой безопасности, она составляет на начало года  3 млрд рублей фактически у нас. Это значительно больше, чем было в предыдущие годы.  Поэтому и в этот год мы смотрим с оптимизмом, вот уже закончился январь, мы посмотрели наши платежи в консолидированный бюджет области по январю, они увеличены по сравнению с прошлым январем  более, чем на 10%. Прогноз у нас положительный, финансовый рейтинг нашей области соответствует рейтингу регионов-доноров, таких, как Новосибирская область, Красноярский край,  у нас один с ними рейтинг "ВВ" с положительным прогнозом.  Причем этот рейтинг составляет английское рейтинговое агентство "FITCH". И когда мы идём на рынок заимствований, все смотрят, какой у нас рейтинг по данному уважаемому рейтинговому агентству. И  благодаря вот этому хорошему в принципе рейтингу мы получаем сегодня  заимствования, имеем возможность получать по  ставке,  даже ниже, чем ставка рефинансирования Центрального банка, ниже 10%.  Вот мы последние заимствования провели для того, чтобы рассчитаться с предыдущими, оно ниже значительно 10%. Вот такова ситуация с бюджетом.

Анна Скрипка, "Российская газета":  А вот по поводу госгарантий. Под какие проекты и каким инвесторам будете предоставлять впредь, что в приоритете?

Е.С. Савченко: В приоритете малый бизнес, и мы здесь сотрудничаем с целым рядом таких национальных институтов. И в первую очередь  это Корпорация МСП, поддержки малого и среднего предпринимательства, которую возглавляет Александр Браверман, он  был в нашей области.  Мы подписали с ними соглашение, и  в прошедшем году совместно с ними мы предоставили на паритетных условиях гарантии для малого бизнеса:  более миллиарда получили наши субъекты малого предпринимательства: кто 10, кто 20, кто 30 миллионов рублей. Десятки субъектов малого предпринимательства получили кредиты и сейчас их активно реализуют. Вот это наш приоритет. Крупные, такие, как теплицы, молочные комплексы, мы принимать участие не будем, мы считаем, что у них достаточно своих возможностей для того, чтобы реализовать эти крупные проекты.

Ирина Хорошевская, "Белпресса": Евгений Степанович, в продолжение экономической темы. В начале встречи вы сказали, что реальные доходы белгородцев выросли примерно на 1,2% процента. Вместе с тем доходы реальные волнуют  людей и многие  с достатком ниже среднего считают, что они скатились по уровню доходов к нулевым.  Как вы считаете, можно ли этой категории населения как-то помочь и повысить их доходы?

Е.С. Савченко: Спасибо за вопрос. Первое, что хочу сказать, это нулевые годы. Они были не такие уж и плохие, даже жирные годы. А 90-е…  Статистика. Есть такой показатель, как число бедных людей. К бедным относятся те, кто живет за чертой бедности. А черта бедности – это доходы ниже минимального потребительского уровня, который определяется ежегодно нашей статистикой. У нас таких людей в структуре населения Белгородской области в 2000 году было 33,6%, а сейчас их 8,5%. Вот она динамика. Хотя в целом по Российской Федерации, я могу ошибиться, но мне кажется, что сегодня этот показатель где-то на уровне 15 %. Но тем не менее эти люди есть. Здесь существует целая система поддержки, социальной поддержки многодетных семей, например. Мы огромные деньги даем на содержание детей в многодетных семьях: у нас сотни миллионов рублей предусмотрены. Мы единственные, наверное, или один из немногих регионов, кто поддерживает пенсионеров – "детей войны". "Дети войны" – это наша программа, это больше 300 миллионов рублей для их поддержки. Ведь это такая часть населения, которая тоже нуждается в поддержке.

Вчера я услышал такую хорошую, на мой взгляд, новость. Министр промышленности и торговли заявил о том, что вводятся такие продовольственные талоны, для того, чтобы этой группе населения их предоставлять. Мы будем всячески участвовать в этих программах. Это то, что касается этой части, 8,5 процентов. То есть они в поле нашего зрения находятся постоянно, независимо от их возраста или социального положения. А если вести речь, как Вы поставили вопрос, о более глобальном повышении доходов, то у нас нет другого пути, кроме как повышение эффективности, производительности труда. Давайте всё-таки вспомним о том, что по выработке на 1-го работающего в реальном секторе экономики мы сегодня в 3, 4 и даже 5 раз уступаем экономике Германии, Японии, Соединенных Штатов Америки. По выработке на 1-го человека! И это не вина людей, которые работают. Это вина тех акционеров, собственников, управляющих, менеджеров. Это они еще не организовали труд наших людей таким образом, чтобы они хорошо работали, давали хорошую выработку и зарабатывали. Пример такой: у нас валовой внутренний продукт по итогам года будет 700 миллиардов рублей, а численность работающих в реальном секторе экономики 500 тысяч человек. Легко посчитать, что выработка на одного человека где-то 1 млн 250 тысяч рублей. Это очень мало, нужно 3, 4, 5 или 8 миллионов, как в Германии, это в пересчете на рубли. Вот к этому мы должны стремиться. Не все зависит и от предпринимательского сектора сегодня. У нас, скажем, структура работающих очень деформирована. Давайте себе представим, что в нашей экономике сегодня в Белгородской области работают более 15 тысяч охранников. Они служба безопасности бизнеса. В какой экономике они еще работают? Они что, есть на Западе? Нет их. Но они вынуждены работать, потому что государство, наверное, еще не все сделало, чтобы охранять бизнес от какого-то внешнего воздействия. А в целом по стране их более миллиона человек. Даже называлась цифра около 2 миллионов. Это люди, которые охраняют, но они не являются участниками производства. Они не производят реальный простой продукт, добавленную стоимость они не производят даже в тех же компаниях, которые занимаются этим производством. У нас еще много таких резервов, которыми надо заниматься на государственном уровне, на региональном уровне для того, чтобы повышать производительность труда.

Будут наши люди производить не миллион двести на человека в год, а будут производить хотя бы два-три миллиона добавленной стоимости, значит, зарплата уже у нас средняя будет не 26-27 тысяч рублей в месяц. Она будет приближаться к 40-50 тысячам рублей. Вот об этом идет речь. Тогда уже и покупательная способность вырастет, тогда и средний класс у нас появится полноценный.

Алексей Севриков: Евгений Степанович как раз ко Дню российской науки приятная новость подоспела. Школьник из Старого Оскола выиграл престижный конкурс международной корпорации "Google". Среди тысячи таких же детей он оказался лучшим в программировании. Это, с одной стороны, история частная, с другой, повод вернуться к теме IT-кластера, о котором мы сегодня говорили, упомянули, что будет модернизироваться это всё, будет цифровая трансформация проводиться. Но хотелось бы узнать, какие будут ресурсы для этого использованы, учитывая, что этот условный школьник, условный молодой специалист… Не факт, что он выберет для продолжения карьеры Белгородскую область, а уедет в Кремниевую долину в лучшем случае, в худшем – в Москву.

Е.С. Савченко: Он уже в Google на особом учёте, наверняка, или в "Microsoft".

А. Севриков: Так вот какие ресурсы для развития этих кластеров могут быть использованы? И может быть, какие-то конкретные планы есть. Спасибо.

Е.С. Савченко: Об олимпиадах я хочу несколько слов сказать, поскольку Вы начали с этого. У нас сегодня департамент образования возглавляет очень энергичный, профессионально подготовленный человек, Полуянова Наталия Владимировна, и она поставила такую амбициозную задачу перед собой и всем педагогическим сообществом, чтобы Белгородская область была в числе лидеров на всех Олимпиадах, которые проходят на федеральном уровне, чтобы от Белгородской области были и участники, и, желательно, победители.

И вот это ласточка, о которой Вы сказали, это очень приятно. Это уже ласточка, которую мы все должны приветствовать. И таких ласточек как можно должно быть больше. Мы должны не только в спорте выдающиеся результаты показывать. Мы должны развивать интеллект детей, создавать для них творческую, заинтересованную обстановку, атмосферу. Это то направление, над которым мы работаем и, думаю, что в ближайшие годы мы увидим реальные результаты здесь. Это первое, что хотел сказать.

IT-направление. Мы понимаем, насколько это важно и насколько это необходимо. Экономика сегодня вся, во всём мире тренд единый - это цифровая трансформация, можно сказать, модернизация, то есть переход в новое качественное состояние. На какой основе? На основе применения цифровых технологий, IT-технологий. И независимо от того, берем сейчас любое предприятие или бюджетную организацию, если мы ее подвергаем цифровой модернизации, насыщаем ее цифровыми IT-технологиями: различными приложениями, сервисами, ресурсами, - то эффективность этого предприятия поднимается минимум на 30%, а иногда и в два раза эффективность работает, производительность труда только за счёт цифровой трансформации.

И понимая это, мы сегодня приняли несколько таких опережающих мероприятий для того, чтобы у нас в области был представлен IT-сектор, сектор цифровых технологий, которые бы обеспечивали программными продуктами не только наших потребителей, но и в целом российский рынок, который растёт по 20-30% в год, мировой рынок тоже. Чтобы у нас появлялись и фрилансеры, которые работали в удаленном доступе и в тех же в цифровых гигантах, таких, как "Microsoft", "Google", "Facebook" и так далее. Что мы для этого сделали? Первое, в Думе в ноябре прошлого года приняли закон о льготном режиме налогообложения, они все у нас практически работают в спецрежиме. Наши депутаты приняли решение о том, чтобы коэффициенты соответствующие, то есть платежи в бюджет им резко снизить – это первое. Второе, сейчас мы разрабатываем целый ряд проектов в создании таких парков «высоких технологий». Первый из них к концу года, как раз Жданов Владимир Николаевич возглавляет этот проект, заработает. Это здание, которое напротив нашего Белгородского государственного университета, оно предназначалось для очередного торгового центра, сегодня эта программа сворачивается, там будет парк высоких технологий. Все вопросы с собственниками уже решены. Резиденты уже изъявили желание там работать. И это будет не единственный парк высоких технологий. Их будет несколько. И не только в городе Белгороде. Под эту программу сегодня у нас перестраивает учебный процесс Белгородский государственный университет, под эту программу сегодня и технологический университет перестраивается. Идет трансформация нашей области, она незаметная, но я уверен, что наша область будет занимать достойное место в развитии IT-сектора, для того, чтобы проводить целенаправленную, планомерную, крайне необходимую цифровую трансформацию нашей и бюджетной, и коммерческой сферы. В.Н. Ждановым поставлена задача, вернее, он сам перед собой поставил задачу, - сделать цифровую трансформацию Правительства области. Как повысить эффективность работы самих чиновников, чтобы они работали, чтобы их труд был наиболее эффективным? Это тоже вопрос. Это тоже большая проблема. Сегодня и над этим идет работа.

Анастасия Саенко, "Абирег": Евгений Степанович, мы много знаем про развитие региона, про Вашу работу, если можно, Вы редко даете личные интервью, как известно, и хотелось бы знать Вас за пределами работы, чем Вы сейчас интересуетесь, увлекаетесь, кто Ваши друзья? Что читаете?

Е.С. Савченко: Я хотел быть участником какой-то социальной сети, но мне вот не порекомендовали мои ближайшие помощники. Там целый ряд обстоятельств есть. Да и потом это время. А время – это главный ресурс, а его надо использовать наиболее эффективно. Чем я интересуюсь? Я интересуюсь всем, что мне положено по должности, и даже более. Я просматриваю массу литературы, просматриваю массу сообщений в интернете. Я вам сказал, что мне поступают информация по мессенджерам различным, актуальная информация в мире науки и хайтек, журналы различные смотрю. Но тем не менее смотрю и телевидение. Что мне нравится в телевидении? Как ни странно, мне "Поле Чудес" нравится. "Что? Где? Когда?" я обязательно смотрю. Из новостных вещей очень сейчас хорошо подаются новости на Первом канале еженедельные в исполнении большого друга в том числе Белгородской области Валерия Фадеева. Я их обязательно смотрю. Мне очень нравится на втором канале сейчас "60 минут". Такой формат не всегда получается посмотреть, но тем не менее всегда стараюсь. Такая актуальная, продуманная и объективная подача новостного контента. Читаю что я? Выписываю "Наш современник", мне всегда нравилось, я уже несколько десятилетий выписываю, он и сегодня для меня очень привлекателен. Из книг в настоящее время читаю Евгения Водолазкина "Лавр". Я бы вам порекомендовал его почитать, современный писатель. Этот писатель к нам в область приезжал, я с ним встречался, он мне подарил книги и очень увлек. Стараюсь быть везде в курсе, потому что если почувствуешь, что где-то отстанешь… Отстану я, тогда кто-то тоже начнет отставать автоматически. Надо быть всегда в форме, для того чтобы инициировать, чтобы и других тоже держать в форме, которые в общем-то ждут каких-то инициаций, каких-то идей. Обсуждаем с коллегами, с друзьями в общении, всегда появляются новые вещи, которые улучшают нашу жизнь. Круг людей не должен быть широким. Круг интересов должен быть широким, шире, чем круг людей. Люди просто должны быть с широким диапазоном, тогда с ними интересно, тогда всё получается

Евгения Гребеник, "Комсомольская правда": Евгений Степанович, расскажите, пожалуйста, как в свете последних событий складываются у Белгородской области торговые отношения с Украиной, насколько изменились объемы экспорта, импорта? Есть ли украинские предприятия, с которыми у нас сохранились партнерские отношения? Может быть, в сложившейся ситуации на фоне последних событий местные предприниматели получили импульс к развитию, поскольку объемы закупок сократились или же, наоборот, региональная экономика переживает какой-то удар в связи с этим?

Е.С. Савченко: Самый объективный показатель – это, конечно же, объем товарооборота. Лет пять назад и даже три года назад товарооборот Белгородской области с Украиной достигал чуть ли не 3 миллиардов долларов. По итогам прошлого года, я посмотрел по последним данным, он не дотягивает и до миллиарда долларов. Вот масштаб бедствия, падения – минус два миллиарда долларов. Это первое. Не будем здесь причины рассматривать, они очевидны. Но тем не менее сохранилось еще наше экономическое сотрудничество во многих сферах. Прежде всего в машиностроении, металлургическом комплексе идут взаимные поставки, туда и сюда. Мы как закупали, так и продолжаем закупать щебень из Украины до миллиона кубических метров в год, нам это всё сложнее и сложнее приходится делать, и не по вине украинских предприятий, а по той причине, что сегодня принято решение о лицензировании импорта из Украины щебня. Не знаю, кем это обосновано решение. Щебень я бы не лицензировал. Потому что нам в полтора раза наш российский щебень приходится дороже, там все-таки дешевле, и почему мы этим благом не должны пользоваться, чтобы больше строить дорог за счет этого. Поэтому мы сохраняем, стараемся всячески сохранять. Но поскольку в целом украинский бизнес переживает очень сложные времена… Рынок у них был традиционно российским. Некоторые из них, я бы сказал, даже не некоторые, а многие принимают решение о том, чтобы перенести свой бизнес в Российскую Федерацию. Белгородская область ближе всего, поэтому мы для этих субъектов создаем наибольший режим благоприятствования, чтобы они развивали свой бизнес на территории нашей области. Так у нас появились здесь прекрасные производства по изготовлению обоев, раньше Тульчинка здесь у нас якорь бросила в Красногвардейском районе, в Новом Осколе предприятие очень интересное машиностроительное, в Старом Осколе тоже сейчас начинает работать предприятие, в Белгороде. Мы создали специальную комиссию, рабочую группу, которая занимается целенаправленно в формате проекта по переносу бизнеса на территорию Российской Федерации. Это, я считаю, правильное направление и плюс по целому ряду других направлений. Сегодня с территории Украины у нас несколько десятков тысяч человек трудоустроены и работают в различном режиме. Кто в режиме вынужденных переселенцев, кто в режиме просто на 3 месяца, или 90 дней. Очень много людей работают в сфере услуг, и вы это чувствуете, когда пользуетесь теми или иными услугами. Мы всё это приветствуем и всячески поощряем. Кроме пользы, для нас и нашей экономики, в том числе и для доходной части нашего бюджета, мы плохого ничего не видим в сотрудничестве с украинскими предприятиями.

Спасибо вам, всего доброго!